papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

Categories:

Институт Дальнего Востока РАН Духовная культура Китая : Энциклопедия : в 6 т. т. II

Мифология. Религия

Общий обзор

Согласно записи в «Шу цзине», в борьбу с потопом вступает Гунь, который пытается остановить воды с помощью похищенной им у Верховного правителя чудесной саморастущей земли (си-жан). (Предположительно в основе этого образа лежит архаическое представление о расширении земли в процессе творения космоса, вошедшее в сказание об обуздании потопа, который в мифах обычно маркирует начало нового этапа развития мира и жизни на земле.) Но побеждает потоп его сын Юй. Он занимается рытьем каналов, землеустройством, избавляет землю от всякой нечисти (очистительная функция, характерная для культурного героя), создает условия для земледелия.

Поскольку древние китайцы представляли сотворение мира как постепенное отделение неба от земли, то в мифах есть упоминания о том, что первое время на небо можно было взобраться по особым небесным лестницам. В более поздние времена появилась иная интерпретация архаического представления об отделении неба от земли. Согласно этому варианту, верховный правитель Чжуань-сюй повелел своим внукам Ли и Чжуну перерезать путь между небом и землей (первый поднял небо вверх, а второй придавил землю книзу).

Важное значение для понимания китайской мифологии имеют представления о пяти звездных дворцах (гун [4]) — срединном, восточном, южном, западном и северном, которые соотносятся с символами этих направлений: Тай-и (Великая единица), Цин-лун (Зеленый дракон), Чжу-няо/Чжу-цяо (Красная птица), Бай-ху (Белый тигр) и Сюань-у (Темная воинственность). Каждое из этих понятий было одновременно и созвездием, и символом, имеющим графическое изображение.

В древнекитайском языке само понятие «удар грома» (чжэнь [2]) этимологически связано с понятием «забеременеть», в чем можно увидеть реликты древних представлений, согласно которым рождение первопредков ассоциировалось с громом или громовником, «громовым драконом». Иероглиф чжэнь [2] означал и «старшего сына» в семье.

Мир земной в китайской мифологии — это прежде всего горы и реки (ср. средневековое слово цзян шань — «реки и горы», означающее «страна», шань шуй — «горы и воды», «пейзаж» и т.п.); леса, равнины, степи или пустыни практически не играют никакой роли. Графическое изображение понятия «земля» в древней письменности представляло собой пиктограмму «кучи земли», т.е. имело в основе тождество земли и горы.

Они выступают как создатели культурных благ и предметов: Фу-си изобрел рыболовные сети, Суй-жэнь — огонь, Шэнь-нун — заступ-лэй и положил начало земледелию, рытью первых колодцев, определил целебные свойства трав, организовал меновую торговлю; Хуан-ди изобрел средства передвижения — лодки и колесницы, а также предметы одежды из материи, начал устройство общественных дорог.

заступ...

В древнем трактате «Гуань-цзы» огонь трением дерева о дерево мифология добывает Хуан-ди, в древнем сочинении «Хэ ту» («План реки») — Фу-си, а в комментариях «Си цы чжуань» к «И цзину» («Книга перемен») и в философских трактатах («Хань Фэй-цзы», «Хуайнань-цзы») — Суй-жэнь (букв, «человек, добывший огонь трением»), за которым в последующей традиции и закрепляется этот важнейший культурный подвиг.

Под непосредственным влиянием буддизма происходит и развитие мифологических представлений китайцев о потустороннем мире и преисподней. В древности они были, видимо, весьма смутны. Считалось, что после смерти душа человека попадает к Хуанцюань («желтому источнику»), что царство мертвых располагается где-то на западе или на юго-западе. В начале нашей эры царство мертвых было локализовано в пределах горы Тайшань, повелитель которой ведал судьбами людей и умерших, а также в уезде Фэнсянь (пров. Сычуань), однако детально разработанные представления об аде (ди-юй) и многочисленных адских судилищах появились в Китае лишь под влиянием буддизма.

Если для древнекитайской культуры была чрезвычайно характерна историзация мифических героев-первопредков, то для средних веков более характерен обратный процесс — мифологизация реальных исторических деятелей, превращение их в богов — покровителей ремесел, богов городов и отдельных местностей и т.п.

Из жизнеописания Лю Бэя, полководца III в. н.э., основателя царства Шу, известно, что в юности он плел циновки и соломенные туфли и продавал их, этого было достаточно для обожествления его в качестве бога плетенщиков. Сподвижник Лю Бэя Гуань Юй, известный своей верностью и бесстрашием, был обожествлен в качестве стража монастырей, затем могущественного победителя демонов, а примерно с XVI в. — бога войны (Гуань-ди), все эти ипостаси связаны с его воинскими заслугами. В более позднее время реальный герой III в. превратился в военного бога богатства и в универсального мифологического благодетеля и заступника.

Изучение древнекитайской мифологии.

...

Первая в мире книга о древнекитайской мифологии появилась в России в 1892 г. Это был труд СМ. Георгиевского (1851-1893) «Мифические воззрения и мифы китайцев», впервые опубликованный в 1891 г. в журнале «Русское обозрение» (т. 5, 6).

...

Георгиевский разграничивал мифы и мифические воззрения, понимая под последними некую мировоззренческую основу, «слагаемую всей массой народа» и предшествующую появлению собственно мифов, т.е. рассказов о деяниях мифических персонажей. Так, только после того как у древних китайцев возникло представление о видимой «скособоченности» звездного неба, мог появиться миф о боге вод Гун-гуне, который, потерпев поражение в битве с духом огня Чжу-жуном, с досады стал биться головой о гору, служившую опорой небу. Она надломилась, часть небосвода разрушилась и перекосилась.

Tags: Духовная культура Китая
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments