papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

Categories:

Институт Дальнего Востока РАН Духовная культура Китая : Энциклопедия : в 6 т. т. I

Философия

Чжан Бин-линь. Чжан Тай-янь. 1869, пос. Цанцяньжэнь, уезд Юйхан пров. Чжэцзян, — 1936, Сучжоу

Чжан Бин-линь выступал за республиканское правление с постепенным переходом от низшей формы (выборы только президента) к высшей (избрание парламента). Исполнительная, судебная, просветительская власти и фактически законодательная власть, представленная независимой группой ученых, должны быть разделены. Долг гос-ва и пр-ва — обеспечить «пребывание народа в равенстве и радости, спокойствии и безмятежности».

просветительская власть...

«Без широкого распространения и популяризации книг пяти материков мы окажемся слепыми», — писал он в 1897 г.

Проповедуя патриотизм как «защиту расы», «любовь к своей расе», Чжан Бин-линь настаивал на приоритете ханьцев в «получении служебных постов», считал ассимиляцию малых народов условием их равноправия.

Чжан Дун-сунь, Чжан Дун-шэн. 1886, уездХансянь (совр. Юйхан) пров. Чжэы-зян, —1973.

Рассуждая в русле общей семантики, Чжан Дун-сунь утверждал, что структура предложения в осн. европ. языках сводима к элементарному виду «а есть b», тогда как в кит. яз. элементарной является структура «а соотносится с b» (a R b), что обусловлено отсутствием в письменно-литературном кит. яз. вэньяне глагола-связки «быть». Следовательно, синтаксису вэньяня более близка логика отношений, а не Аристотелева силлогистика. Отсутствие связки «быть» — причина того, что кит. философия (если отвлечься от буд. привнесений) не знает категорий тождества, субстанции, причинности, атома и вообще не имеет онтологии и космологии (при наличии космогонии и «жизнесозерцания» — жэньшэнгуань). В целом логику кит. мыслителей, чуждую закону противоречия, он определил как «логику противоположности», или «коррелятивной дуальности», поддержав тем самым теорию господства в Китае «коррелятивного мышления».

Выступая против марксистского понимания диалектики, Чжан Дун-сунь в 1934 развернул дискуссию о диалектич. материализме. Не признавая существование противоречий в объективной действительности, он доказывал, что познание должно подчиняться логическим, а не диалектич. законам, и марксистская философия представляет собой всего лишь спорную обществоведную гипотезу

Осуществившийся в конце 1940-х гг. сдвиг его интересов от метафизики к социологии познания и вера в культурную обусловленность понятий привели Чжан Дун-суня от неприятия к диалогу с марксизмом. Результатом последнего стала концепция «среднего курса», подразумевавшая социальное партнерство в обществе, буржуазный демократизм в политике и социалистич. планирование в экономике.

Чжи [1] — «разумность». Категория кит. философии, выражающая два оценочно расходящихся смысловых ряда: 1) разумность, ум, интеллект, мудрость; 2) изобретательность, хитроумие, стратагема.

В «Чжоу и» она определяется как «способность остановиться, увидев впереди пропасть» (гексаграмма № 39 Цзянь/Препятствие — цзянь [3], коммент. «Туань-чжуань»).

Этой категории противопоставлялась «низшая глупость», столь же неизменная и характеризующаяся «способностью участвовать в совершении зла и неспособностью участвовать в совершении добра». «Средний человек» способен и на то, и на другое. В «Хань шу» из этого теоретич. основания выведена всеохватная девятиступенчатая классификация историч. и мифич. персонажей .

...

Подобный подход в дальнейшем был канонизирован неоконфуцианством и стал стандартом в традиц. кит. культуре. В его рамках чжи [1] отведено последнее или в лучшем случае предпоследнее место в ряду осн. человекообразующих факторов, что означает превалирование понимания человека как homo moralis, а не homo sapiens. Согласно трактовке Кан Ю-вэя (XIX—XX вв.), итоговой для философии и культуры традиц. Китая, «когда гуманность и разумность одинаково скрыты [в человеке], разумность первенствует; когда гуманность и разумность одинаково проявляются (юн [2]; см. Ти-юн), гуманность превосходит» («Да тун шу»).

Напротив, в учении военной школы (бин-цзя) несомая чжи [1] идея хитроумия, сообразительности, уловки, изворотливости, пронырливости получила естеств. развитие. В «Сунь-цзы» (V—IV вв. до н.э.) один из пяти факторов «великого дела» войны, являющего собой «путь существования и гибели», — полководец — определяется также с помощью пяти качеств, к-рые напоминают конф. «пять постоянств», но в отличие от них не завершаются, а начинаются чжи [1]: мудрость/разумность/хитроумие, вера/благонадежность, гуманность, мужество, строгость (гл. 1). Благодаря расширительному пониманию войны как присущего жизни в целом «пути» борьбы, иероглиф чжи [1] приобрел общекультурное значение «стратагема».

Наиболее близкое совр. зап. пониманию разумности прямое определение чжи [1] содержится в науч. протологич. части «Мо-цзы» (V—III вв. до н.э.): «Разумность — такие суждения о вещах на основе их знания, при к-рых это знание являет свою очевидность» («Цзин шо», ч. 1, гл. 42). Аналогичное определение с четким разделением терминов чжи [1] и чжи [2] примерно в то же время дал Сюнь-цзы (III в. до н.э.) в также протологической гл. «Чжэн мин» («Правильное [употребление] имен»; см. Чжэн мин) своего трактата: «То, чем человек познает, называется „знанием"; совпадение с предметом знания называется „разумностью"» («Сюнь-цзы», гл. 22).

Tags: Духовная культура Китая
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments